Форма входа

Категории раздела

Ве [2]
Вл [1]
Во [6]
Вы [1]

Поиск

Наши баннеры

Получить код

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0




Четверг, 19.10.2017, 12:16
Приветствую Вас Гость | RSS
ПЕРВОПРОХОДЦЫ
Главная | Регистрация | Вход
Именной список


Главная » Статьи » В » Ве

Вельяминов-Зернов Мирон Андреевич
Вельяминов-Зернов Мирон Андреевич — окольничий и воевода Тобольский.

М.А. Вельяминов — старший из 3 сыновей А.П. Вельяминова—Зернова—Кривого.
Впервые упоминается источниками среди жильцов, подписавшихся в 1598 под соборным постановлением об избрании в цари Бориса Годунова.
Свою военную карьеру М.А. Вельяминов начал в 1608 г. Он участвовал в неудачных сражениях с войском Лжедмитрия II под Волховом и на Ходынке, с отрядом А. Лисовского под Москвой, некоторое время находился в осажденной столице, а затем возглавлял дворянскую сотню в походе русско-шведской армии М. В. Скопина-Шуйского из Новгорода к Москве. Можно предположить, что он хорошо себя проявил, так как незадолго до падения Василия Шуйского получил первое самостоятельное назначение — был послан «промышлять над ызменными городы».
В это время в Поволжье продолжалась ожесточенная борьба между сторонниками Василия Шуйского и Лжедмитрия II — в руках последних все еще находились Арзамас и города Мещерского края: Шацк, Кадом, Темников. Первоначально М.А. Вельяминов прибыл в Муром, а затем двинулся к Шацку. Захват. Шацка отрядом М. А. Вельяминова произошел не позднее 17 марта 1610 г.
М.А. Вельяминов в 1610 году не был обойдён «лаской господарской» польского короля Сигизмунда III, когда присягнул ему и получил за это в Романовском уезде часть поместья, принадлежавшего татарскому мурзе Миакаю, который служил Лжедмитрию II.
В ноябре 1611 года оказался «на Москве на земской службе в полку у боярина и воеводы у князя Дмитрия Тимофеевича Трубецкого» и потому находился в войсках Первого ополчения во главе с П. Ляпуновым, князем Трубецким и атаманом И. Заруцким, стоявших под Москвой. М.А. Вельяминов-Зернов командовал тогда полком и вместе с другими подписался под уставной грамотой, составленной по инициативе Ляпунова, утверждавшей власть этих вождей ополчения и предписывавшей им известные правила.
В апреле 1612 года оказался уже в Ярославле во Втором ополчении, которое возглавляли князь Д.М. Пожарский и К. Минин, и приложил 7 апреля руку к грамоте кн. Пожарского и всех ратных людей на Соль Вычегодскую, причём подписался на 9-м месте, непосредственно перед самим князем Пожарским.
Зимой 1612/13 годов М.А. Вельяминов-Зернов послан воеводой в Переславль-Рязанский и, имея с собой «немногих людей», принимал меры к очищению Рязанского края от воровских шаек Заруцкого. Он писал в Пронск и Михайлов, убеждая жителей, чтобы они «добили челом» и «вины свои принесли» новоизбранному царю Михаилу Фёдоровичу. Под Пронск он посылал ратных людей, которые «посады у них пожгли», а когда прончане «добили челом», он сам двинулся в Пронск. чтобы занять город «до прихода воровских людей», которые шли к Пронску «наспех». «Воры», узнав о приходе в Пронск М.А. Вельяминова-Зернова, «поворотились в Рижские слободы», а М.А. Вельяминов-Зернов, приведя прончан ко кресту и «укрепля осаду», возвратился в Переславль после чего был направлен воеводой в Михайлов.
В апреле 1613 года, будучи уже на воеводстве в Епифани, прислал царю Михаилу Фёдоровичу грамоту, в которой сообщал, что ходил к Крапивне с полком на атамана И. Заруцкого, но тот успел уйти на Чернь и Новосиль. Когда из Москвы было отправлено войско против Заруцкого. М.А. Вельяминов-Зернов был назначен «в сход» с начальником этого войска князем Н.И. Одоевским Меньшим и принял участие в 4-дневной (с 29 июня по 3 июля) битве с Заруцким в 4 верстах от Воронежа, в которой «воров побили и языки многие, и наряд, и шатры, и коши все поимали» Кроме сеунщиков (вестников о победе) от князя Одоевского в Москву был послан и особый сеунщик от М.А. Вельяминова-Зернова — рязанец В. Сатин.
После разгрома атамана на р. Воронеж М.А. Вельяминов-Зернов был оставлен воеводой в Туле «до указу». Затем в 1614 году М.А. Вельяминов-Зернов находился под Смоленском в товарищах у боярина князя И.А. Хованского "в полку для городового стоянья." В январе 1616 года был послан против польского полковника Соколовского, пришедшего со многими польскими и литовскими людьми «отнимать дороги». Под Колодшей (иначе Коловша) ратные люди во главе с М.А. Вельяминовым-Зерновым «польских и литовских людей побили на голову, и дороги очистили, и побивали литовских людей до города до Смоленска, а в языцех взяли полковника, и ротмистров, и порутчиков, и шляхтичев, двести человек... За прямую службу, и промысел, и радение» воеводы были награждены «царским жалованным словом» и золотыми. Присланный в полки князь М. Волконский М.А. Вельяминову-Зернову «милостивое государское слово говорил и золотой подал».
С 24 апреля 1617 года по 5 июля 1619 года М.А. Вельяминов-Зернов служил 2-м воеводой в Новгороде Великом у того же боярина князя Хованского.
В 1620 — 1621 годах — воевода в Калуге.
В 1622 — 1624 годах он был «писцом» на Двине, и от того времени сохранились челобитные на то, что он «писал немерно, большим тяглом в четверть выти». Писцовая книга Мирона Андреевича Вельяминова содержит первое, самое раннее из дошедших до нас, описание Архангельского деревянного города-крепости. В ней писец сообщает, что в городе, кроме монастыря стоит церковь «архистратига Михаила и церковь Покрова, а также «изба заезжая, пять житниц, тюрьма, двор зелейной (пороховой погреб). В городе же двор воеводский…». Из жилых и хозяйственных построек «сто избушек да одиннадцать амбариев, поставленных для осадского времени. Стена, окружавшая город, тянулась на 417 сажен. В городе проживало 447 человек мужского населения.
С 29 мая 1625 года М.А. Вельяминов-Зернов был в Тобольске 2-м воеводой у боярина кн. Д.Т. Трубецкого. После того как кн. Трубецкой 24 июня того же года умер. М.А. Вельяминов-Зернов один исполнял обязанности 1-го воеводы до приезда в январе 1626 года князя А.А. Хованского. Воеводам удалось увеличить вдвое добычу соли и снабдить хлебными запасами сибирские города и остроги. За соляную прибыль им было «отписано с похвалою, чтобы вперед радели, и промышляли, и прибыли государю искали так же». В январе 1627 года М.А. Вельяминов-Зернов по оговору в «государевом слове» от своего холопа Бутакова был из Тобольска «за приставы взят к Москве».
В 1627 — 1628 годах М.А. Вельяминову-Зернову, видимо, оправдавшемуся, было «велено сидеть в товарищах» с боярином князем Б. М. Лыковым в Ямском приказе.
В 1629 году М.А. Вельяминова-Зернова предполагалось послать к персидскому шаху, но эта поездка не состоялась.
Готовясь (из-за окончания срока Деулинского перемирия) к будущей войне с Речью Посполитой. правительство царя Михаила Фёдоровича решило заняться укреплением пограничной Вязьмы, и уже в августе 1629 года туда был назначен князь А. Хованский «город делать и башни каменные». 11 июля 1631 года М.А. Вельяминов-Зернов отправлен в Вязьму с князем В.Г. Вяземским и дьяком Ф. Ларионовым в качестве горододельцев Всего в Вязьме было построено 9 каменных башен, но и «верхний острог», и «большой город» остались деревянными, и уже в 1646 году «город весь развалился до подошвы и сгнил». Здесь у М.А. Вельяминова-Зернова произошло столкновение с вяземским воеводой кн. Р.П. Пожарским. С наступлением весны (1632 г.) Пожарский, неукоснительно соблюдая принятые в то время правила для предупреждения пожаров, запечатал печи в избах на посаде и «топить не велел». М.А. Вельяминов-Зернов 16 мая донёс в Разряд, что вследствие этого в Вязьме «хлебов в торгу купить не добыть, и деловые всякие люди стали голодны и хотят брести розно, и городовое дело станет». Разряд предписал князю Пожарскому, чтоб он, как это вообще было принято, велел устроить печи «на полых местах и не близко хором», а также разрешил топить печи в ненастные дни. 18 июня в Разряде была получена отписка Пожарского с жалобой на М.А. Вельяминова-Зернова, в которой говорилось, что 6 июня объезжие головы И. Воинов и М. Берсенев «вывели огонь у посадских людей, и те-де посадские люди сказали, что стоят у них кирпичники и избы топят, а велит-де им топить Мирон Вельяминов... И они-де тех людей повели к нам, холопам твоим, в город, и как они идут мимо городового дела, и тут-де у дела стоит Мирон Вельяминов, и те посадские люди учали ему. Мирону Вельяминову, говорить, что он кирпичников, которые стоят у них во дворах, велит избы топить, а их, посадских людей, в том волочат, и Мирон-де Вельяминов за это их, объезжих голов, учал бить батогом и говорил им с грозами, чтобы они вперед, где стоят кирпичники и каменщики, вынимать огня не холили... И будет, государь, вперед в Вязьме учинится от чего пожар, и нам бы, холопам твоим, от тебя. Государя, в опале не быть».
Однако смерть польского короля Сигизмунда в апреле 1632 года накалила отношения между Россией и преемником Сигизмунда Владиславом IV: стало ясно, что военные действия между непримиримыми противниками неизбежны. Московское правительство не могло допустить раздвоения власти в Вязьме, которая должна была стать основной базой для предполагавшегося наступления на Смоленск. Кандидатура М.А. Вельяминова-Зернова, как уже ведавшего важное крепостное дело, казалась наиболее подходящей для управления Вязьмой, и 8 июля он был назначен туда воеводой. В помощь ему прислали 2-го воеводу — Ф.И. Чемоданова и дьяка П. Копнина, с которым он служил раньше в Ямском приказе.
26 сентября 1632 года к Вязьме подошло войско боярина М.Б. Шейна и 2 октября двинулось дальше на Смоленск. Пока Шейн стоял под Вязьмой. М.А. Вельяминов-Зернов «в полки харчевников с харчами, с хлебом и сухарями, что было готовлено из государевой ржи, на ямских подводах посылал беспрестанно». После выступлении Шейна в поход М.А. Вельяминову-Зернову досталась трудная задача снабжать его многочисленное войско: своевременно доставлять хлеб и другие съестные припасы и харчевников-маркитантов. Приходилось иногда тут же в Вязьме молоть присланную из Москвы рожь, делать сухари, перемеривать и перевешивать хлебные запасы и остаточные «устраивать в амбарах». Возили в полки из Вязьмы порох и свинец, наряд, ружья, а в январе 1633 года к Смоленску было вывезено 5 тысяч штук кирпича и 10 бочек извести. Отправка в полки денег обставлялась особыми предосторожностями, и в ноябре 1632 года М.А. Вельяминов-Зернов отправил в Дорогобуж 47 тыс. руб. «стайным обычаем», прибавив к сопровождавшим казну стрельцам вяземских конных и пеших ратников. Но сложнее всего было собирать подводы под всякие полковые припасы, и М.А. Вельяминов-Зернов действовал энергично, в случае необходимости «не дожидаясь о подводах государева указа» и «для поспешенья» налегая на бывших под руками посадских и «ближних сошных людей». Тем не менее Шейн постоянно жаловался на то, что у него «в полках нужа великая, а из Вязьмы запасов привозят понемногу, телег по 10 — 15». Весною снабжению войска стали препятствовать «грязи великие» и отсутствие мостов, которые снесло полой водой, и обеспечивающий в этих условиях войска М.А. Вельяминов-Зернов, не один раз получал грамоты «с государевым жалованным словом и с похвалою».
Когда Шейн потерпел поражение, вяземскому воеводе пришлось заботиться уже о защите города от войск Владислава: небольшие отряды поляков и литовцев, «воевавших» Вяземский уезд, «приходили к Вязьме на посад и к городу по вся дни». 6 декабря 1633 года поляки попытались захватить Вязьму и во многих местах пожгли её посад, но ратные люди во главе с М.А. Вельяминовым-Зерновым разбили поляков и очистили от них посад. После этого Вязьму осадило войско под командой гетманов Казановского и Гонсевского с запорожским гетманом Арендаренко, причём одних запорожских казаков было 4 тысячи. Поляки и казаки стояли в 1 — 5 верстах от Вязьмы, а их «сторожи на посаде стояли в кирпичных сараях». Попытки взять Вязьму «изгоном», то есть неожиданным для осаждённых приступом, делались поляками 7, 11 и 29 января, 7 февраля и 31 марта 1634 года. Особенно ожесточёнными были штурм 7 января, когда бились «с утра до шестого часу дни», и 31 марта, когда поляки пришли к Вязьме «в ночь за два часа до света» и бились «до четвертого часу дня». М.А. Вельяминов-Зернов не только каждый раз «польских и литовских людей побивал и языки имал», но и, пользуясь удобными случаями, неоднократно посылал ратных и «всяких охочих» людей в уезд (иногда на 40 верст от города) для захвата пленных. Всего во время «Вяземского осадного сиденья» он «на приступах и в посылках» наловил 118 языков. Тем не менее положение М.А. Вельяминова-Зернова было очень тяжёлым, так как «люди были с ним в осаде малые». Сам воевода, по его словам, сильно страдал «от голоду, и от тесноты, и от великие осадные нужи» и даже «одолжал великим долгом». Насколько плохо приходилось осаждённым, независимо от их служеб, и социального положения, видно уже из того, что Чемоданов и Копнин «в Вязьме померли». «А уездных, государь, людей Вяземского и Дорогобужского и Смоленского уездов, с женами и детьми померло больше пяти тысяч, а которые еще, государь, твои, государевы люди и ныне... в осаде и тех же, государь, половина больных... и конской де, государь, падеж и всякой животине в Вязьме большой».
После заключения 17 мая 1634 года мира с Польшей М.А. Вельяминов-Зернов был отозван из Вязьмы и 28 октября 1634 года (по его челобитью) был пожалован: «за Вяземскую службу, и что город сделал, и прибыль учинил... велено было ему шубу сделать в 130 рублей, кубок в 5 гривенок, денежной придачи [к прежнему его окладу в 215 руб.] 85 рублей придачу выдать», а «поместныя придачи не было, потому что ему поместный оклад до той службы 1000 четей»
После возвращения из Вязьмы у него возникло сложное и хлопотное местническое дело с бывшим вяземским воеводой князем Пожарским.
В 1636— 1637 годах служил в Казани.
В 1638 году прислан воеводой в Воронеж вместо отозванного в Москву князя С.И. Козловского и был отозван с этого воеводства лишь в 1641 году. В том же году получил чин окольничего.
Умер около 1645 года бездетным.


Упоминается в документах:

Категория: Ве | Добавил: ostrog (28.01.2013)
Просмотров: 790 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright MyCorp © 2017